среда, 28 января 2015 г.

Дожили!

Загради́тельные отря́ды (заградотря́ды) — отряды, которые размещались позади основных войск для предотвращения бегства военнослужащих с поля боя, поимки шпионов, диверсантов и дезертиров, возвращения в части бежавших с поля боя и отставших военнослужащих.
Создавались в вооружённых силах различных государств, в критических ситуациях, из наиболее подготовленных военнослужащих. Носили различные названия: Полевая полиция, Жандармерия и т. п.
Наиболее известны заградотряды Троцкого в РККА, войск НКВД (пограничных и внутренних) в ВС СССР.
Кроме того заградотрядами назывались военизированные рабочие дружины, целью которых была борьба с мешочниками и спекуляцией в годы Гражданской войны.

Содержание

Заградительные отряды в годы Гражданской войны

Продовольственные заградотряды

В годы Гражданской войны заградительными отрядами (или постами) назывались специальные формирования осуществляющих охрану продовольственных и других заготовок, борьбы с мешочничеством и спекуляцией. Заградотряды выставлялись в городах, на железнодорожных станциях, пристанях, шоссе. Создание заградотрядов происходило в условиях кризиса, разрухи и голода, особенно в промышленных центрах страны.
14 января 1918 года (27 января по новому стилю) СНК РСФСР принимает постановление «О мерах по улучшению продовольственного положения» написанное В. И. Лениным[1], в котором предлагается создание вооруженных отрядов для «самых революционных мер продвижения грузов, сбора и ссылке хлеба и т. д., а также для беспощадной борьбы со спекулянтами». На базе этих отрядов, создаваемых продовольственными и местными органами власти, создавались посты, выполняющие функцию заградотрядов.
Практика применения заградительных отрядов была официально легализована после принятия декрета СНК «О чрезвычайных полномочиях народного комиссара по продовольствию» (9 мая 1918 года) и декрета ВЦИК о создании Продотрядов (27 мая 1918 года).
Из-за отсутствия четкой организации, и невозможности в условиях обостряющегося кризиса наладить контроль, деятельность заградотрядов зачастую принимала самоуправский характер, нарушающий положения центральных органов власти.
Определенный порядок в деятельность заградотрядов внесло положение СНК «О заградитительных реквизиционных продовольственных отрядах, действующих на ж.-д. и водных путях» (4 августа 1918 года). Согласно ему право ставить продовольственные отряды на железной дороге и водных путях предоставлялось только Наркомпроду и губернским продотделам. Начальник заградотряда должен был иметь при себе письменное распоряжение органов Наркомпрода, подтверждающее его полномочия. Заградотряды могли осматривать все пассажирские и служебные вагоны (за исключением вагонов Госбанка и почтовых вагонов). Особо оговаривалось, что действия заградотрядов не должны нарушать железно-дорожное и водное сообщение и лишь в крайних случаях им разрешалось задерживать пароходы и поезда, но не более чем на 1 час. Заградотряды имели право конфисковать продовольствие превышающее установленные нормы провоза в 20 фунтов на одного человека (около 8 кг). Для борьбы с злоупотреблениями начальник заградотряда был обязан выдать квитанцию на реквизированные продукты, которые подлежали оплате по твердым ценам. Заградотряды комплектовались людьми из частей Продармии, численность заградотряда обычно колебалась в пределах 5-15 человек.
С мая 1919 года части Продармия и заградотряды вошли в состав Войск ВОХР, а с сентябре 1920 года в войска ВНУС. 19 января 1921 года войска ВНУС и заградотряды были переданы в военное ведомство.
Еще в декабре 1918 Наркомпрод выступил с предложением о ликвидации всех заградотрядов, кроме отрядов Наркомпрода и губернских продкомов. Но четкий запрет всем органам власти, кроме Наркомпрода, выставлять заградотряды и реквизировать продукты питания, был принят СНК только 29 июня 1920.
Заградотряды ликвидированы во второй половине 1921 после введения нэпа.

Заградительные отряды Троцкого

О заградительных отрядах на фронтах гражданской войны, пишет Троцкий в книге «Вокруг Октября»:
Наспех сколоченные полки и отряды, преимущественно из разложившихся солдат старой армии, как известно, весьма плачевно рассыпались при первом столкновении с чехословаками.
— Чтобы преодолеть эту гибельную неустойчивость, нам необходимы крепкие заградительные отряды из коммунистов и вообще боевиков,-- говорил я Ленину перед отъездом на восток.-- Надо заставить сражаться. Если ждать, пока мужик расчухается, пожалуй, поздно будет.
— Конечно, это правильно,-- отвечал он,-- только опасаюсь, что и заградительные отряды не проявят должной твердости. Добёр русский человек, на решительные меры революционного террора его не хватает. Но попытаться необходимо.
Весть о покушении на Ленина и об убийстве Урицкого застигла меня в Свияжске. В эти трагические дни революция переживала внутренний перелом. Ее «доброта» отходила от нее. Партийный булат получал свой окончательный закал. Возрастала решимость, а где нужно — и беспощадность. На фронте политические отделы рука об руку с заградительными отрядами и трибуналами вправляли костяк в рыхлое тело молодой армии. Перемена не замедлила сказаться. Мы вернули Казань и Симбирск 7. В Казани я получил от выздоравливавшего после покушения Ленина телеграмму по поводу первых побед на Волге.
— Троцкий Л.Д. Вокруг Октября. 1924[2]

В годы Великой Отечественной войны

Начало Великой Отечественной войны

27 июня 1941 года Третье управление наркомата обороны СССР издаёт директиву № 35523 о работе своих органов в военное время. А 29 октября 1944 года приказом наркома обороны И.В.Сталина заградотряды были расформированы в связи с изменением обстановки на фронте. Личный состав пополнил стрелковые подразделения. В ней, в частности, была предусмотрена[3][неавторитетный источник?]:
Организация подвижных контрольно-заградительных отрядов на дорогах, железнодорожных узлах, для прочистки лесов и т. д., выделяемых командованием с включением в их состав оперативных работников органов Третьего управления с задачами:
а) задержания дезертиров;
б) задержания всего подозрительного элемента, проникшего на линию фронта;
в) предварительного расследования, производимого оперативными работниками органов Третьего управления НКО (1-2 дня) с последующей передачей материала вместе с задержанными по подсудности.
Приказом НКВД СССР № 00941 от 19 июля 1941 года при особых отделах дивизий и корпусов сформированы отдельные стрелковые взводы, при особых отделах армий — отдельные стрелковые роты, при особых отделах фронтов — отдельные стрелковые батальоны, укомплектованные личным составом войск НКВД[3].

Инструкция для особых отделов НКВД Северо-Западного фронта по борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами
… § 4
Особые отделы дивизии, корпуса, армии в борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами осуществляют следующие мероприятия:
а) организуют службу заграждения путём выставления засад, постов и дозоров на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях движения, с тем чтобы исключить возможность какого бы то ни было просачивания военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции;
б) тщательно проверяют каждого задержанного командира и красноармейца с целью выявления дезертиров, трусов и паникёров, бежавших с поля боя;
в) всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут следствие для предания их суду военного трибунала. Следствие заканчивать в течение 12-часового срока;
г) всех отставших от части военнослужащих организовывают повзводно (поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении представителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии;
д) в особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте, начальнику особого отдела представляется право расстрела дезертиров на месте. О каждом таком случае начальник особого отдела доносит в особый отдел армии и фронта;
е) приводят в исполнение приговор военного трибунала на месте, а в необходимых случаях перед строем;
ж) ведут количественный учёт всех задержанных и направленных в части и персональный учёт всех арестованных и осуждённых;
з) ежедневно доносят в особый отдел армии и особый отдел фронта о количестве задержанных, арестованных, осуждённых, а также о количестве переданных в части командиров, красноармейцев и материальной части.
Из директивы Управления особых отделов НКВД СССР № 39212 от 28 июля 1941 года об усилении работы заградительных отрядов по выявлению и разоблачению агентуры противника, перебрасываемой через линию фронта:[3][неавторитетный источник?]

…Одним из серьёзных средств выявления засылаемых к нам агентов германской разведки являются организованные заградительные отряды, которые должны тщательно проверять всех без исключения военнослужащих, неорганизованно пробирающихся с фронта в прифронтовую полосу, а также военнослужащих, группами или в одиночку попадающих в другие части.
Однако имеющиеся материалы говорят о том, что работа заградительных отрядов ещё недостаточно организована, проверка задержанных лиц проводится поверхностно, зачастую не оперативным составом, а военнослужащими.
В целях выявления и беспощадного уничтожения агентуры противника в частях Красной Армии предлагаю:
1. Усилить работу заградительных отрядов, для чего выделить в отряды опытных оперативных работников. Установить, как правило, что опрос всех без исключения задерживаемых должен производиться только оперработниками.
2. Всех лиц, возвратившихся из германского плена, как задержанных заградительными отрядами, так и выявленных агентурным и другим путём, арестовывать и тщательно допрашивать об обстоятельствах пленения и побега или освобождения из плена.
Если следствием не будут добыты данные о причастности их к органам германской разведки, таких лиц из-под стражи освобождать и направлять на фронт в другие части, установив за ними постоянное наблюдение как со стороны органов особого отдела, так и со стороны комиссара части.
Директива Ставки ВГК № 001919 командующим войсками фронтов, армиями, командирам дивизий, главнокомандующему войсками Юго-Западного направления о создании заградительных отрядов в стрелковых дивизиях[3][неавторитетный источник?].
12 сентября 1941 года.
Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать: “Нас окружили!” и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах. Если бы командиры и комиссары таких дивизий были на высоте своей задачи, паникёрские и враждебные элементы не могли бы взять верх в дивизии. Но беда в том, что твёрдых и устойчивых командиров и комиссаров у нас не так много.
В целях предупреждения указанных выше нежелательных явлений на фронте Ставка Верховного главнокомандования приказывает:
1. В каждой стрелковой дивизии иметь заградительный отряд из надёжных бойцов, численностью не более батальона (в расчёте по 1 роте на стрелковый полк), подчинённый командиру дивизии и имеющий в своём распоряжении кроме обычного вооружения средства передвижения в виде грузовиков и несколько танков или бронемашин.
2. Задачами заградительного отряда считать прямую помощь комсоставу в поддержании и установлении твёрдой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, ликвидацию инициаторов паники и бегства, поддержку честных и боевых элементов дивизии, не подверженных панике, но увлекаемых общим бегством.
3. Обязать работников особых отделов и политсостав дивизий оказывать всяческую помощь командирам дивизий и заградительным отрядам в деле укрепления порядка и дисциплины дивизии.
4. Создание заградительных отрядов закончить в пятидневный срок со дня получения настоящего приказа.
5. О получении и исполнении командующим войсками фронтов и армий донести.
Ставка Верховного главнокомандования
И. Сталин
Б. Шапошников

Сталинградская битва

28 июля 1942 года вышел знаменитый приказ № 227 («Ни шагу назад») Народного комиссара обороны СССР И. В. Сталина, в котором предписывалось[3][неавторитетный источник?]:
2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникёров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной.
По состоянию на 15 октября 1942 года в Красной Армии было сформировано 193 заградительных отряда. Из них Особым отделам Сталинградского фронта подчинено — 16, а Донского фронта — 25[3][неавторитетный источник?]. Заградотрядами с 1 августа по 1 октября 1942 года
задержано 140 755 военнослужащих, сбежавших с передовой линии фронта. Из числа задержанных:
  • арестовано 3 980 человек;
  • расстреляно 1 189 человек;
  • направлено в штрафные роты 2 776 человек;
  • направлено в штрафные батальоны 185 человек;
  • возвращено в свои части и на пересылочные пункты 131 094 человека.
По Донскому фронту задержано 36 109 человек:
  • арестовано 736 человек;
  • расстреляно 433 человека;
  • направлено в штрафные роты 1 056 человек;
  • направлено в штрафные батальоны 33 человека;
  • возвращено в свои части и на пересыльные пункты 32 933 человека.
По Сталинградскому фронту задержано 15 649 человек:
  • арестовано 244 человека;
  • расстреляно 278 человек;
  • направлено в штрафные роты 218 человек;
  • направлено в штрафные батальоны 42 человека;
  • возвращено в свои части и на пересыльные пункты 14 833 человека.
— Справка ОО НКВД СТФ в УОО НКВД СССР о деятельности заградительных отрядов Сталинградского и Донского фронтов не ранее 15 октября 1942 года[4]

Практика и результаты использования

Генерал армии Герой Советского Союза П. Н. Лащенко[5]:
Да, были заградительные отряды. Но я не знаю, чтобы кто-нибудь из них стрелял по своим, по крайней мере на нашем участке фронта. Уже сейчас я запрашивал архивные документы на этот счёт, таких документов не нашлось. Заградотряды находились в удалении от передовой, прикрывали войска с тыла от диверсантов и вражеского десанта, задерживали дезертиров, которые, к сожалению, были; наводили порядок на переправах, направляли отбившихся от своих подразделений солдат на сборные пункты. Скажу больше, фронт получал пополнение, естественно, необстрелянное, как говорится, пороху не нюхавшее, и заградительные отряды, состоявшие исключительно из солдат уже обстрелянных, наиболее стойких и мужественных, были как бы надёжным и сильным плечом старшего. Бывало нередко и так, что заградотряды оказывались с глазу на глаз с теми же немецкими танками, цепями немецких автоматчиков и в боях несли большие потери. Это факт неопровержимый.
Официальное письмо, адресованное в октябре 1941 г. Народному комиссару внутренних дел СССР Л. П. Берии заместителем начальника Управления Особых отделов НКВД СССР, комиссаром госбезопасности 3 ранга Соломоном Мильштейном[6]:
С начала войны по 10-е октября с.г. (1941) особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта. Из числа задержанных, арестовано 25878 человек, остальные 632486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт. В числе арестованных:
  • шпионов — 1505;
  • диверсантов — 308;
  • изменников — 2621;
  • трусов и паникеров — 2643;
  • распространители провокационных слухов — 3987;
  • других — 4371.
  • Всего — 25 878.
По постановлениям особых отделов и по приговорам военных трибуналов расстреляно 10201 человек. Из них расстреляно перед строем — 3321 человек
Для тщательной проверки военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену или в окружении противника, решением ГКО № 1069сс от 27 декабря 1941 года[7][неавторитетный источник?] в каждой армии были созданы армейские сборно-пересыльные пункты и организованы спецлагеря НКВД. В 1941—1942 годах было создано 27 спецлагерей, но в связи с проверкой и отправкой проверенных военнослужащих на фронт они постепенно ликвидировались (к началу 1943 года функционировало всего 7 спецлагерей). По официальным данным, в 1942 году в спецлагеря поступило 177 081 бывших военнопленных и окруженцев. После проверки особыми отделами НКВД в Красную Армию было передано 150 521 человек.[8]
Заградительные отряды были упразднены осенью 1944 года.[9]

Оценки и мнения

Участник войны Н. Н. Никулин, сержант 13-го гвардейского корпусного артиллерийского полка[10]:
Конечно же, шли в атаку не все, хотя и большинство. Один прятался в ямку, вжавшись в землю. Тут выступал политрук в основной своей роли: тыча наганом в рожи, он гнал робких вперед… Были дезертиры. Этих ловили и тут же расстреливали перед строем, чтоб другим было неповадно… Карательные органы работали у нас прекрасно. И это тоже в наших лучших традициях. От Малюты Скуратова до Берии в их рядах всегда были профессионалы, и всегда находилось много желающих посвятить себя этому благородному и необходимому всякому государству делу. В мирное время эта профессия легче и интересней, чем хлебопашество или труд у станка. И барыш больше, и власть над другими полная. А в войну не надо подставлять свою голову под пули, лишь следи, чтоб другие делали это исправно.
Войска шли в атаку, движимые ужасом. Ужасна была встреча с немцами, с их пулеметами и танками, огненной мясорубкой бомбежки и артиллерийского обстрела. Не меньший ужас вызывала неумолимая угроза расстрела. Чтобы держать в повиновении аморфную массу плохо обученных солдат, расстрелы проводились перед боем. Хватали каких-нибудь хилых доходяг или тех, кто что-нибудь сболтнул, или случайных дезертиров, которых всегда было достаточно. Выстраивали дивизию буквой «П» и без разговоров приканчивали несчастных. Эта профилактическая политработа имела следствием страх перед НКВД и комиссарами — больший, чем перед немцами. А в наступлении, если повернешь назад, получишь пулю от заградотряда. Страх заставлял солдат идти на смерть. На это и рассчитывала наша мудрая партия, руководитель и организатор наших побед. Расстреливали, конечно, и после неудачного боя. А бывало и так, что заградотряды косили из пулеметов отступавшие без приказа полки. Отсюда и боеспособность наших доблестных войск.
Участник войны Левин Михаил Борисович:
Приказ предельно жестокий, страшный по своей сути, но если честно говорить — по моему мнению, он был необходим… Многих этот приказ «отрезвил», заставил опомниться…
А насчет заградотрядов — то я всего лишь один раз столкнулся на фронте с их «деятельностью». В одном из боев на Кубани у нас дрогнул и побежал правый фланг, так заградотряд открыл огонь, где наперерез, где прямо по бегущим… После этого я вблизи передовой заградотряды ни разу не видел. Если в бою возникала критическая ситуация, то в стрелковом полку функции заградотрядчиков — остановить драпающих в панике — выполняла резервная стрелковая рота или полковая рота автоматчиков.
Участник войны А. Дергаев:
Сейчас много говорят о заградотрядах. Мы стояли в ближайшем тылу. Непосредственно за пехотой, но я их не видел. То есть они наверно где-то были, возможно ещё дальше за нами. Но мы с ними не сталкивались. Несколько лет назад пригласили нас на концерт Розенбаума в концертный зал Октябрьский. Он поёт песню, в которой такие слова: «… вырыли мы окоп в полный рост. Немец бьёт нам прямо в лоб, а сзади заградотряд…». Я сидел на балконе и не выдержав вскочил и кричу: «Позор! Позор!» А вся публика проглотила. Я в перерыве им говорю: «Над вами издеваются, а вы молчите». Он и сейчас эти песни поёт. В общем как женщин мы на фронте не видели, так и НКВД.

В художественной литературе и кинематографе

Бойцы заградотряда представлены в российском телесериале «Штрафбат» (2004) и художественных фильмах «Гу-га», «Утомлённые солнцем 2:https://ru.wikipedia.org/wiki/%C7%E0%E3%F0%E0%E4%E8%F2%E5%EB%FC%ED%FB%E9_%EE%F2%F0%FF%E4http://lifenews.ru/news/149054