среда, 28 января 2015 г.

Бисмарк об украинских политиках: "Глупость — дар Божий, но не следует им злоупотреблять!"

Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью ...
Ежедневно из уст политиков и политологов  по телевидению на Украине звучит фраза Бисмарка от том, что России нельзя верить, так как любой договор с Россией не стоит бумаги, на которой он подписан. Но суть фразы в последних словах: "Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть". как жаль, что этого не знают украинские политики. А вообще - то, умный дядька был и оченьно любил Россию!
 Вот самые известные цитаты Бисмарка о России:
* Русские долго запрягают, но быстро едут.

* Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут - не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас опрадывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть.

* Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное — дело времени.

* Превентивная война против России - самоубийство из-за страха смерти.

* Предположительно:  Если Вы хотите построить социализм, выберите страну, которую не жалко.

У каждого человека бывает так, что ему везёт, и счастье пролетает совсем близко от него. Важно вовремя увидеть его и суметь ухватиться за край одежды пролетающей мимо него фортуны. — «История дипломатии (1940)». См. также: «100 великих дипломатов»[1].
  •  
Великие вопросы времени решаются не речами и резолюциями большинства, a железом и кровью! — «Grundkurs deutsche Militrgeschichte. Die Zeit bis 1914.» Im Auftrag des Militrgeschichtlichen Forschungsamtes, hrsg. von Karl-Volker Neugebauer. Oldenbourg Wissensch.Vlg 2006; ISBN 978-3-486-57853-9, С. 331
Nicht durch Reden oder Majoritätsbeschlüsse werden die großen Fragen der Zeit entschieden – das ist der große Fehler von 1848 und 1849 gewesen – sondern durch Eisen und Blut.[2]
— Выступление 30 сентября 1862 г. в нижней палате ландтага
  •  
Политика есть искусство возможного. — позднее перепечаталось в «Fürst Bismarck: neue Tischgespräche und Interviews» (том 1, с. 248)
Die Politik ist die Lehre vom Möglichen.[3]
— Интервью 11 августа 1867 г. Мейеру фон Вальдеку для газеты «St. Petersburgische Zeitung»
  •  
Политика — не точная наука. — как указано в книге «The Quote Verifier: Who Said What, Where, and When» (2006 г.), автор: Кейес Ральф
Die Politik ist keine exakte Wissenschaft.
— Речь 18 декабря 1863 г. в верхней палате Пруссии
  •  
Превентивная война — самоубийство из-за страха смерти. — Цитируется Германом Каном как высказывание Бисмарка в «Thinking About the Unthinkable in the 1980s» (1984 г., с. 136), которое прозвучало в рейхстаге 9 февраля 1876 г.. Ссылаясь на март 1875 года, когда Национальное собрание Франции решило увеличить численность своей армии, Бисмарк попросил депутатов вспомнить, как он говорил им за год до этого, что войну нужно вести что бы не быть униженным или уничтоженным[4].
Würden Sie da nicht sehr geneigt gewesen sein, zunächst nach dem Arzte zu schicken (Heiterkeit), um untersuchen zu lassen, wie ich dazu käme, dass ich nach meiner langen politischen Erfahrung die kolossale Dummheit begehen könnte, so vor Sie zu treten und zu sagen: Es ist möglich, dass wir in einigen Jahren einmal angegriffen werden, damit wir dem nun zuvorkommen, fallen wir rasch über unsere Nachbarn her und hauen sie zusammen, ehe sie sich vollständig erholen – gewissermaßen Selbstmord aus Besorgniß vor dem Tode.
  •  
Стоит только посадить Германию в седло, а уж поскакать она сумеет. — «Крылатые слова: Сборник цитат немецкого народа.» ( Geflugelte Worte: der zitatenschatz des deutschen Volkes), ISBN 3-550-08521-4, с. 375.
Setzen wir Deutschland, so zu sagen, in den Sattel. Reiten wird es schon können.[5]
— цитирует Георг Бюхман - 11 марта 1867 г. из речи в Рейхстаге
  •  
Даже самый благополучный исход войны никогда не приведёт к распаду России, которая держится на миллионах верующих русских греческой конфессии.
Эти последние, даже если они впоследствии международных договоров будут разъедены, так же быстро вновь соединятся друг с другом, как находят этот путь к друг-другу разъединённые капельки ртути. Это неразрушимое Государство русской нации, сильно своим климатом, своими пространствами и своей неприхотливостью, как и через осознание необходимости постоянной защиты своих границ. Это Государство, даже после полного поражения, будет оставаться нашим порождением, стремящимся к реваншу противником, как это мы и имеем в случае с сегодняшней Францией на Западе. — Ответ Бисмарка на письмо принца Генриха VII Рёйсса. Письмо № 349. Доверительно (секретно) Берлин 03.05.1888 год[6][7]
Ein derartiges Ergebnis liegt aber auch nach den glänzendsten Siegen außerhalb aller Wahrscheinlichkeit. Selbst der günstigste Ausgang des Krieges würde niemals die Zersetzung der Hauptmacht Rußlands zur Folge haben, welche auf den Millionen eigenthcher Russen griechischer Konfession beruht. Diese würden, auch wenn durch Verträge getrennt, immer sich ebenso schnell wieder zusammenfinden wie die Teile eines zerschnittenen Quecksilberkörpers. Dieses unzerstörbare Reich russischer Nation, stark durch sein Klima, seine Wüsten und seine Bedürfnislosigkeit, wie durch den Vorteil, nur eine schutzbedürftige Grenze zu haben, würde nach seiner Niederlage unser geborener und revanchebedürftiger Gegner bleiben, genau wie das heutige Frankreich es im Westen ist.
  •  
Мне самой природой было суждено стать дипломатом: я родился первого апреля. — Цитата на польском приведена в книге Jerzy Michałowski «Noty i anegdoty dyplomatyczne» под редакцией Maria Błaszczykowa (1977), с. 35

Без источников

  •  
Когда хочешь одурачить весь мир — говори правду.
  •  
Жизнь научила меня много прощать, но еще больше — искать прощения.
  •  
С джентльменом я всегда буду наполовину большим джентльменом, с мошенником — наполовину большим мошенником.
  •  
Берегитесь всегда строить воздушные замки, эти постройки легче всех других возводятся, но тяжелее всего разрушаются.
  •  
Глупость — дар Божий, но не следует им злоупотреблять.
  •  
Дружба между мужчиной и женщиной очень слабеет при наступлении ночи.
  •  
Сельдь могла бы стать деликатесом, если бы не была такой обыденной.
  •  
Свобода — это роскошь, которую не каждый может себе позволить.

Политика

  •  
Отношение государства к учителю — это государственная политика, которая свидетельствует либо о силе государства, либо о его слабости.
  •  
За всякое порученное дело должен отвечать один и только один человек.
  •  
Политика есть искусство приспособляться к обстоятельствам и извлекать пользу из всего, даже из того, что претит.
  •  
Фраза: «В принципе я согласен» — означает, что вы отнюдь не намерены этого допустить.
  •  
Все мы — народ, и правительство — тоже.
  •  
Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и до выборов.
  •  
Правительство не должно колебаться. Раз выбрав дорогу, оно должно, не оглядываясь направо и налево, идти до конца.
  •  
Даже победоносная война — это зло, которое должно быть предотвращено мудростью народов.
  •  
Горе тому государственному деятелю, который не позаботится найти такое основание для войны, которое и после войны еще сохранит свое значение.
  •  
Сильный всегда прав.
Германия
  •  
С плохими законами и хорошими чиновниками вполне можно править страной. Но если чиновники плохи, не помогут и самые лучшие законы.
  •  
Поздравьте меня — комедия кончилась… — во время ухода с поста канцлера
  •  
Вы не знаете этой публики! Наконец, еврей Ротшильд… это, я вам скажу, бесподобная скотина. Ради спекуляций на бирже он готов похоронить всю Европу, а виноват… я?
Россия
  •  
Русские долго запрягают, но быстро едут.[источник?]
  •  
Никогда не верьте русским, ибо русские не верят даже самим себе. — Сказано перед началом Берлинского конгресса 1878 года
  •  
Россия опасна мизерностью своих потребностей.[источник?]
  •  
Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью русских вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут — не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающими. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть.
  •  
Заключайте союзы с кем угодно, развязывайте любые войны, но никогда не трогайте русских.[источник?]

Достоверность оспаривается

  •  
Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут — не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть.[источник?]
  •  
Никогда ничего не замышляйте против России, ибо на любую вашу хитрость она ответит своей непредсказуемой глупостью.[источник?]одним из популяризаторов данной фразы выступил юморист Михаил Задорнов.

Ошибочно приписываемые

  •  
Битву при Садовой выиграл прусский школьный учитель.
— В действительности автор Оскар Пешель (1826—1875)[8]
  •  
Дураки говорят, что они учатся на собственном опыте, я предпочитаю учиться на опыте других. — предисловие к книге
Ihr seid alle Idioten zu glauben, aus Eurer Erfahrung etwas lernen zu können, ich ziehe es vor, aus den Fehlern anderer zu lernen, um eigene Fehler zu vermeiden.
— «Das PIMS-Programm. Strategien und Unternehmenserfolg.» (ISBN 3-409-13343-7) Роберт Д. Баззел, Бредли Гейл
  •  
Чиновники — это трутни, пишущие законы, по которым человеку не прожить. Почему у министров жалованье постоянно и независимо от того, хорошо или дурно живётся населению Пруссии? Вот если бы квота жалованья бюрократов колебалась вверх-вниз в зависимости от уровня жизни народа, тогда бы эти дураки меньше писали законов, а больше бы думали…
— Из книги Валентина Пикуля «Битва железных канцлеров» (1977)[9]http://ru.wikiquote.org/wiki/%CE%F2%F2%EE_%F4%EE%ED_%C1%E8%F1%EC%E0%F0%EAОтто Эдуард Леопольд фон Бисмарк-Шёнхаузен (нем. Otto Eduard Leopold von Bismarck-Schönhausen, князь с 1871 года; 1 апреля 1815, Шёнхаузен — 30 июля 1898, Фридрихсру) — первый канцлер Германской империи, осуществивший план объединения Германии по малогерманскому пути и прозванный «железным канцлером». При выходе в отставку получил титул герцога Лауэнбургского и чин прусского генерал-полковника с рангом генерал-фельдмаршала. В Прусском королевстве Бисмарк заслужил среди консерваторов славу представителя интересов юнкеров, служил дипломатом (18511862 гг.) во времена реакции. В 1862 году был назначен министром-председателем правительства Пруссии. Во время конституционного кризиса выступал против либералов в защиту монархии. Будучи министром иностранных дел, превратил Пруссию в доминирующую силу в Германии после Датской войны 1864 года. Во Франко-прусской войне 1870—1871 гг. выступал движущей силой решения германского вопроса по малогерманскому пути и участвовал в создании Второго Рейха.
Находясь на посту рейхсканцлера и прусского министра-председателя, он имел значительное влияние на политику созданного Рейха вплоть до своей отставки в 1890 г. Во внешней политике Бисмарк придерживался принципа баланса сил (или европейского равновесия, см. Система союзов Бисмарка)
Во внутренней политике время его правления с 1866 г. можно разбить на две фазы. Сначала он заключил союз с умеренными либералами. В этот период состоялись многочисленные внутренние реформы, например, внедрение гражданского брака, который был использован Бисмарком для ослабления влияния католической церкви (см. Культуркампф). Начиная с конца 1870-х годов Бисмарк отделяется от либералов. В течение этой фазы он прибегает к политике протекционизма и государственного вмешательства в экономику. В 1880-е годы был внедрен антисоциалистический закон. Разногласия с тогдашним кайзером Вильгельмом II привели к отставке Бисмарка.
В последующие годы Бисмарк играл заметную политическую роль, критикуя своих преемников. Благодаря популярности своих мемуаров Бисмарку удавалось длительное время влиять на формирование собственного образа в общественном сознании.
К середине XX века в немецкой исторической литературе доминировала безусловно положительная оценка роли Бисмарка как политика, ответственного за объединение немецких княжеств в единое национальное государство, что частично удовлетворяло национальным интересам. После смерти в его честь возводились многочисленные памятники как символу сильной личной власти. Им была создана новая нация и воплощены прогрессивные системы социального обеспечения. Бисмарк, будучи верным кайзеру, укрепил государство сильной, хорошо подготовленной бюрократией. После Второй мировой войны стали громче звучать критические голоса, обвинявшие Бисмарка, в частности, в сворачивании демократии в Германии. Больше внимания уделялось недостаткам его политики, а деятельность рассматривалась в текущем контексте.

Содержание

Биография

Происхождение

Отто фон Бисмарк родился 1 апреля 1815 года в семье мелкопоместных дворян, в Бранденбургской провинции (ныне — земля Саксония-Анхальт). Все поколения семьи Бисмарков служили правителям на мирном и военном поприщах, однако ничем особенным себя не проявляли. Бисмарки были юнкерами — потомками рыцарей-завоевателей, которые основали поселения на землях к востоку от реки Эльбы. Бисмарки не могли похвастаться обширными землевладениями, богатством или аристократической роскошью, но считались благородными[1].

Молодые годы

С 1822 по 1827 год Отто учился в школе Пламана, в которой делался особый упор на физическое развитие. Но молодой Отто не был этим доволен, о чём часто писал родителям. В возрасте двенадцати лет Отто оставил школу Пламана, но из Берлина не уехал, продолжив свою учёбу в гимназии имени Фридриха Великого на Фридрихштрассе, а когда ему исполнилось пятнадцать лет, перешёл в гимназию «У Серого монастыря». Отто показал себя средним, не выдающимся учеником. Зато он хорошо изучил французский и немецкий языки, увлекаясь чтением иностранной литературы. Главные интересы молодого человека лежали в области политики прошлых лет, истории военного и мирного соперничества различных стран. В то время юноша, в отличие от своей матери, был далёк от религии.
По окончании гимназии мать определила Отто в университет Георга Августа в Гёттингене, который находился в королевстве Ганновер. Предполагалось, что молодой Бисмарк выучит право и, в дальнейшем, поступит на дипломатическую службу. Однако Бисмарк не был настроен на серьёзную учёбу и предпочитал ей развлечения с друзьями, которых в Гёттингене появилось множество. Отто принимал участие в 27 дуэлях, в одной из которых он был ранен в первый и единственный раз в жизни — от раны на щеке у него остался шрам. В целом, Отто фон Бисмарк в ту пору мало чем отличался от «золотой» немецкой молодёжи.
Бисмарк не завершил своё образование в Гёттингене — жизнь на широкую ногу оказалась обременительной для его кармана, и, под угрозой ареста со стороны университетских властей, он покинул город. Целый год он числился в Новом столичном университете Берлина, где защитил диссертацию по философии в области политической экономии. На этом его университетское образование закончилось. Естественно, Бисмарк сразу же решил начать карьеру на дипломатическом поприще, на что возлагала большие надежды его мать. Но тогдашний министр иностранных дел Пруссии Ансильон отказал молодому Бисмарку, посоветовав «поискать место в каком-нибудь административном учреждении внутри Германии, а не в сфере европейской дипломатии». Возможно, что на такое решение министра повлияли слухи о бурной студенческой жизни Отто и о его пристрастии к выяснению отношений через дуэль.

Работа


Бисмарк, 1836 год
В итоге Бисмарк поехал работать в Ахен, который совсем недавно вошёл в состав Пруссии. В этом курортном городе ещё ощущалось влияние Франции, и Бисмарк, главным образом, занимался проблемами, связанными с присоединением этой пограничной территории к таможенному союзу, в котором доминировала Пруссия. Но работа, по словам самого Бисмарка, «была необременительной» и у него оставалось множество времени на чтение и наслаждение жизнью. В этот период он чуть не женился на дочери английского приходского священника Изабелле Лорейн-Смит.
Впав в немилость в Ахене, Бисмарк был вынужден поступить на военную службу — весной 1838 года он записался в гвардейский батальон егерей. Однако болезнь матери сократила срок его службы: долгие годы забот о детях и поместье подорвали её здоровье. Смерть матери поставила точку в метаниях Бисмарка в поисках дела — стало совершенно понятно, что ему придётся заниматься управлением своими померанскими поместьями.
Обосновавшись в Померании, Отто фон Бисмарк начал задумываться над способами увеличения доходности своих поместий и вскоре завоевал уважение своих соседей, как теоретическими знаниями, так и практическими успехами. Жизнь в поместье сильно дисциплинировала Бисмарка, особенно если сравнивать со студенческими годами. Он показал себя сметливым и практичным землевладельцем. Но всё же студенческие повадки давали о себе знать и вскоре окрестные юнкеры прозвали его «бешеным».
Бисмарк сильно сблизился со своей младшей сестрой Мальвиной, которая закончила обучение в Берлине. Между братом и сестрой возникла духовная близость, вызванная сходством во вкусах и симпатиях.
Бисмарк никогда больше не переставал считать себя верующим в Бога и последователем Мартина Лютера. Каждое утро он начинал с чтения отрывков из Библии. Отто решил заключить помолвку с Иоганной фон Путткамер, чего добился без особых проблем

Политическая карьера

Бисмарку впервые выпала возможность войти в политику в качестве депутата вновь образованного Соединённого ландтага прусского королевства. Он решил не терять этот шанс и 11 мая 1847 года занял своё депутатское место, на время отложив собственную свадьбу. Это было время острейшего противостояния либералов и консервативных про-королевских сил: либералы требовали от Фридриха Вильгельма IV утверждения конституции и больших гражданских свобод, но король не торопился их даровать; ему были нужны деньги на строительство железной дороги из Берлина в Восточную Пруссию. Именно с этой целью он и созвал в апреле 1847 года Соединённый ландтаг, состоящий из восьми провинциальных ландтагов.

Бисмарк с супругой
После первой же своей речи в ландтаге Бисмарк приобрёл скандальную известность. В своей речи он постарался опровергнуть утверждение депутата-либерала о конституционном характере войны за освобождение 1813 года. В результате, благодаря прессе, «бешеный юнкер» из Померании превратился в «бешеного» депутата Берлинского ландтага. Ещё через месяц Отто заработал себе прозвище «Преследователь Финке» из-за своих постоянных нападок на кумира и рупора либералов Георга фон Финке. В стране постепенно зрели революционные настроения; особенно среди городских низов и рабочих, недовольных ростом цен на продовольствие. В этих условиях Отто фон Бисмарк и Иоганна Путткамер наконец поженились.
1848 год принёс целую волну революций — во Франции, Италии, Австрии. В Пруссии революция также вспыхнула под давлением патриотически настроенных либералов, которые требовали объединения Германии и создания Конституции. Король был вынужден принять требования. Бисмарк поначалу испугался революции и даже собирался помогать вести армию на Берлин, но вскоре его пыл остыл, и осталось только уныние и разочарование в монархе, который пошёл на уступки.

Бисмарк: "Стена каменная. Мой лоб — не железный. Чего ради я буду биться об неё?"Здесь и далее[2]
Из-за репутации неисправимого консерватора у Бисмарка не было шансов пройти в новое Прусское национальное собрание, избранное путём всеобщего голосования мужской части населения. Отто боялся за традиционные права юнкеров, но вскоре успокоился и признал, что революция оказалась менее радикальной, чем казалась. Ему ничего не оставалось, кроме как вернуться в свои поместья и писать в новую консервативную газету «Кройццайтунг». В это время происходит постепенное усиление так называемой «камарильи» — блока консервативно настроенных политиков, в который входил и Отто фон Бисмарк.
Логичным итогом усиления камарильи стал контрреволюционный переворот 1848 года, когда король прервал заседание парламента и ввёл войска в Берлин. Несмотря на все заслуги Бисмарка в подготовке этого переворота, король отказал ему в министерском посту, заклеймив «заядлым реакционером». Король совершенно не был настроен развязывать руки реакционерам: вскоре после переворота он опубликовал Конституцию, которая совмещала принцип монархии с созданием двухпалатного парламента. Монарх также оставлял за собой право абсолютного вето и право управлять при помощи чрезвычайных указов. Эта Конституция не оправдала чаяния либералов, но Бисмарку всё равно казалась слишком прогрессивной.
Однако Бисмарк вынужден был смириться и решил попробовать выдвинуться в нижнюю палату парламента. С большими трудностями Бисмарку удалось пройти оба тура выборов. Своё место депутата он занял 26 февраля 1849 года. Однако негативное отношение Бисмарка к германскому объединению и Франкфуртскому парламенту сильно ударило по его репутации. После роспуска парламента королём Бисмарк практически потерял шансы быть переизбранным. Но ему на этот раз повезло, ибо король изменил избирательную систему, что избавило Бисмарка от необходимости вести предвыборную борьбу. 7 августа Отто фон Бисмарк вновь занял своё депутатское место.
Прошло немного времени, и между Австрией и Пруссией возник серьёзный конфликт, который мог перерасти в полномасштабную войну. Оба государства считали себя лидерами германского мира и старались втянуть в орбиту своего влияния мелкие немецкие княжества. На этот раз камнем преткновения стал Эрфурт, и Пруссии пришлось уступить, заключив «Ольмюцкое соглашение». Бисмарк активно поддерживал это соглашение, так как считал, что Пруссия не смогла бы выиграть в этой войне. После некоторых колебаний король назначил Бисмарка представителем Пруссии во франкфуртский Союзный сейм. Вскоре Бисмарк познакомился с известнейшим политическим деятелем Австрии Клементом Меттернихом.
Во время Крымской войны Бисмарк противился попыткам Австрии провести мобилизацию германских армий для войны с Россией. Он стал ярым приверженцем Германского союза и противником австрийского доминирования. В результате Бисмарк стал главным сторонником союза с Россией и Францией (ещё совсем недавно воевавших друг с другом), направленного против Австрии. В первую очередь было необходимо установить контакт с Францией, для чего Бисмарк отбыл в Париж 4 апреля 1857 года, где встретился с императором Наполеоном III, который не произвёл на него особого впечатления. Но из-за болезни короля и резкого разворота внешней политики Пруссии, планам Бисмарка не суждено было осуществиться, и его отправили послом в Россию.

В Санкт-Петербурге


Дом Капнистов
По мнению, господствующему в российской историографии, огромное влияние на формирование Бисмарка как дипломата во время пребывания в России оказало его общение с русским вице-канцлером Горчаковым. У Бисмарка уже тогда были необходимые на этом посту дипломатические качества. Он обладал природным умом и политической прозорливостью.
Горчаков пророчил Бисмарку великое будущее. Однажды, уже будучи канцлером, он сказал, указывая на Бисмарка: «Посмотрите на этого человека! При Фридрихе Великом он мог бы стать его министром». В России Бисмарк изучил русский язык, очень прилично на нём изъяснялся и понял суть свойственного русским образа мысли, что очень помогло ему в дальнейшем в выборе правильной политической линии в отношении России.
Он принимал участие в русской царской забаве — медвежьей охоте, и даже убил двух, но прекратил это занятие, заявив, что непорядочно выступать с ружьём против безоружных животных. В одной из этих охот он так сильно обморозил ноги, что стоял вопрос об ампутации.
В январе 1861 год король Фридрих Вильгельм IV скончался, и его место занял бывший регент Вильгельм I, после чего Бисмарка перевели послом в Париж.

Объединение Германии

Железом и кровью


Николай Репик. Портрет Отто фон Бисмарка, 2013
Бисмарк последовательно проводил политику по объединению Германии. Словосочетание «железом и кровью» (нем. Blut und Eisen) было сказано премьер-министром Пруссии Отто фон Бисмарком 30 сентября 1862 года в речи перед бюджетным комитетом парламента.
Основное назначение речи состояла в попытке Бисмарка преодолеть раскол между правительством и парламентом. Парламент отказался выделять средства на осуществление запланированной реформы в армии, однако либеральное большинство не отказывалось от идеи некоторой реорганизации и усиления армии.[3] Оно потребовало гарантировать сохранение двухлетнего срока службы в армии, и не распускать ландвер, в котором были сильны либеральные настроения. Чтобы достичь взаимопонимания и получить поддержку со стороны прусского парламента, 30 сентября 1862 премьер-министр Пруссии Отто фон Бисмарк выступил с речью, где среди прочего было сказано:
« Не на либерализм Пруссии взирает Германия, а на ее власть; пусть Бавария, Вюртемберг, Баден будут терпимы к либерализму. Поэтому вам никто не отдаст роль Пруссии; Пруссия должна собрать свои силы и сохранить их до благоприятного момента, который несколько раз уже был упущен. Границы Пруссии в соответствии с Венскими соглашениями не благоприятствуют нормальной жизни государства; не речами и решениями большинства, решаются важные вопросы современности — это была крупная ошибка 1848 и 1849 годов, — а железом и кровью.[4] »
Здесь Бисмарк опирался на стихи Макса фон Шенкендорфа, ушедшего на войну добровольцем в 1813 году (русский подстрочный перевод):
Так как только железо может спасти нас,
Освободить нас сможет лишь кровь
От тяжелых цепей греха,
От самоуверенности Зла
Таким образом Бисмарк выступил за активную внешнюю политику[6]. Хотя либеральное большинство парламента было согласно с тем, что «германский вопрос» не может быть разрешен без насилия,[3] речь Бисмарка была расценена, особенно (либеральной) прессой, как прямой призыв к насилию и как внешнеполитическая афера[7].
Предыстория такова: регент при недееспособном короле Фридрихе Вильгельме IV — принц Вильгельм, тесно связанный с армией, был крайне недоволен существованием ландвера — территориальной армии, сыгравшей решающую роль в борьбе с Наполеоном и сохранявшей либеральные настроения. Более того, относительно независимый от правительства ландвер оказался неэффективным при подавлении революции 1848 года. Поэтому он поддержал военного министра Пруссии Роона в разработке военной реформы, предполагавшей создание регулярной армии с увеличенным до 3 лет сроком службы в пехоте и четырёх лет в кавалерии. Военные расходы предполагалось увеличить на 25 %. Это встретило сопротивление, и король распустил либеральное правительство, заменив его реакционной администрацией. Но бюджет опять не был утверждён.
В это время активно развивалась европейская торговля, важную роль в которой играла Пруссия со своей интенсивно развивающейся промышленностью, препятствием чему была Австрия, практикующая позицию протекционизма. Для нанесения ей морального ущерба, Пруссия признала легитимность итальянского короля Виктора-Эммануила, пришедшего к власти на волне революции против Габсбургов.
В 1861 году Вильгельм стал прусским королём Вильгельмом I, встретившим противодействие депутатов Ландтага по бюджетному вопросу, что вылилось в конституционный кризис. Для его преодоления было решено отозвать из Парижа Бисмарка, бывшего там послом.
Вильгельм, зная позицию Бисмарка, как крайнего консерватора, имел в отношении этого назначения серьёзные сомнения. Однако на аудиенции в Бабельсберге 22 сентября 1862 г. Бисмарк заверил короля, что будет служить ему так же верно, как вассал своему сюзерену. 23 сентября 1862 король назначил Бисмарка министром-председателем правительства Пруссии, наделив его широкими полномочиями.
Бисмарк сформировал свой кабинет из консервативных министров, среди которых практически не было ярких личностей, кроме Роона. Затем Бисмарк обратил внимание на «дыру в конституции», в которой не был прописан механизм действий правительства во время конституционного кризиса.
В своей известной речи в нижней палате ландтага он заявил, что принцип голосования путём принятия решения большинством голосов был большой ошибкой в 1848—1849 годах. И потому важнейшие решения должны приниматься, опираясь на «железо и кровь». При этом он имел в виду, в первую очередь, объединение Германии. Бисмарк был уверен, что настало подходящее время для соперничества Пруссии и Австрии за доминирование на немецкой земле.
Почувствовав опасность, Австрия проявила инициативу в созыве конференции правителей всех немецких государств с целью выработки далеко идущих федеральных реформ под председательством Франца-Иосифа и дальнейшего проведения всеобщих выборов в национальный парламент. Последний приехал на курорт в Гастайнертале, где в то время находился Вильгельм, но Бисмарк, не без нервного срыва у каждого участника обсуждения, всё же убедил короля Вильгельма отказаться. Собравшиеся без Пруссии по традиции снова во Франкфурте-на-Майне руководители немецких государств пришли к выводу, что объединённая Германия немыслима без участия Пруссии. Надежды Австрии на гегемонию в немецком пространстве рухнули навсегда[8].

Присоединение Шлезвига и Гольштейна


Бисмарк — триумфатор.
В 1864 году вспыхнула война с Данией по вопросу статуса Шлезвига и Гольштейна, которые были южной частью Дании, но в которых преобладали этнические немцы. Конфликт тлел уже давно, но в 1863 году обострился с новой силой под давлением националистов с обеих сторон. В итоге в начале 1864 года прусские войска заняли Шлезвиг-Гольштейн и вскоре эти герцогства были поделены между Пруссией и Австрией. Однако это не было окончанием конфликта, кризис в отношениях между Австрией и Пруссией постоянно тлел, но не угасал.

Присоединение Западной Германии

В 1866 году стало понятно, что войны не избежать, и обе стороны начали мобилизацию своих военных сил. Пруссия находилась в тесном союзе с Италией, которая давила на Австрию с юго-запада и стремилась занять Венецию. Прусские армии довольно быстро заняли большую часть северных германских земель и были готовы к основной кампании против Австрии. Австрийцы терпели одно поражение за другим и были вынуждены принять мирный договор, навязанный Пруссией. К последней отошли Гессен-Кассель, Нассау, Ганновер, Шлезвиг-Гольштейн и Франкфурт-на-Майне.

Создание Северогерманского союза

Война с Австрией сильно вымотала канцлера и подорвала его здоровье. Бисмарк взял отпуск. Но отдыхать ему пришлось недолго. С начала 1867 года Бисмарк упорно работал над созданием Конституции Северогерманской конфедерации. После некоторых уступок ландтагу Конституция была принята, и Северогерманский союз появился на свет. Две недели спустя Бисмарк стал канцлером. Подобное усиление Пруссии сильно взволновало правителей Франции и России. И если с Александром II отношения оставались довольно тёплыми, то французы были настроены к немцам очень негативно. Страсти подогревал испанский кризис престолонаследия. Одним из претендентов на испанский престол был Леопольд, принадлежавший к бранденбургской династии Гогенцоллернов, и Франция не могла допустить его к важному испанскому престолу. В обеих странах стали править патриотические настроения. К тому же южногерманские земли находились под сильным влиянием Франции, что препятствовало столь желанному объединению Германии. Война не заставила себя долго ждать.

Провозглашение Империи


Германская штаб-квартира в Версале. Слева-направо: Блюменталь, наследный принц Фридрих, Верди дю Вернуа, Вильгельм Первый, Мольтке, Роон, Бисмарк
Франко-прусская война 1870—1871 была разгромной для французов, особенно сокрушительным было поражение под Седаном. Император Наполеон III был захвачен в плен, а в Париже произошла очередная революция. Тем временем к Пруссии присоединились Эльзас и Лотарингия, королевства Саксония, Бавария и Вюртемберг, а Бисмарк провозгласил 18 января 1871 года создание Второго рейха, где Вильгельм I принял титул императора (кайзера) Германии. Сам Бисмарк, на волне всеобщей популярности, получил титул князя и новое поместье Фридрихсру.

Борьба с католической оппозицией


Бисмарк и Ласкер в парламенте
Объединение Германии привело к тому, что в одном государстве оказались общины, некогда ожесточенно конфликтующие между собой. Одной из важнейших проблем, вставших перед вновь созданной империей, стал вопрос о взаимодействии между государством и Католической церковью. На этой почве началась Kulturkampf — борьба Бисмарка за культурную унификацию Германии.
Пруссия, игравшая ведущую роль, была определённо протестантской. В принципе, центральное правительство было настроено поддерживать Ватикан, как консервативную силу в Европе после ухода французских войск из Италии в 1870 г. Но значительное количество католиков постоянно создавало проблемы. Они имели значительное влияние в малых присоединившихся к Пруссии странах и княжествах. Католики Польских областей, Лотарингии и Эльзаса были вообще настроены к государству отрицательно. Кроме того, и у католиков не было единства. Категория «прежних католиков» не признавала решения Ватиканского собора 18691870 годов о безошибочности Папы в вопросах вероучения и, тем самым, вносила разброд в католический лагерь.[8]

Торжественная церемония провозглашения Вильгельма I германским императором в Версале. В центре (в белом мундире) изображен О. фон Бисмарк.
В 1871 году рейхстаг внёс в конституцию «Кафедральный параграф» («Pulpit Paragraph»), запрещающий какую-либо политическую пропаганду с церковной кафедры, который оставался в силе до 1953 года. Поэтому «Культуркампф» велась на периферии, в бывших карликовых государствах и княжествах.
Школьный закон 1873 года поставил все религиозные учебные заведения под контроль государства, стала обязательной регистрация брака государственным учреждением, остановлено финансирование церкви, назначение на церковные должности стало необходимо согласовывать с государством, орден иезуитов был распущен. В ответ на указание Ватикана саботировать эти мероприятия, ряд религиозных деятелей были арестованы или высланы из страны.

Бисмарк, 1873 год
Среди депутатов рейхстага сформировалась мощная оппозиционная коалиция, ядром которой стала недавно созданная католическая партия Центра, объединившаяся с партиями, представляющими национальные меньшинства. Чтобы противостоять клерикализму католического Центра, Бисмарк пошёл на сближение с национал-либералами, которые имели самую большую долю в рейхстаге.
Одним из основателей этой партии был Эдуард Ласкер (18291884), приверженец буржуазной идеологии и деятельный борец за предоставление еврейскому населению экономических прав в полном объёме. Выступая в парламенте, Бисмарк настаивал на том, что для обеспечения конституционного большинства необходимо опираться на поддержку даже тех партий, с которыми нет внутреннего единства взглядов[9].

Бисмарк и Виндтхорст
Бисмарк пошёл навстречу либералам с целью обеспечить с их стороны поддержку своего курса, согласился с предложенными изменениями в гражданском и уголовном законодательстве и обеспечении свободы слова, что далеко не всегда соответствовало его желанию. Однако всё это привело к усилению влияния центристов и консерваторов, которые стали рассматривать наступление против церкви как проявление безбожного либерализма. В результате уже в 1875 и сам Бисмарк начал рассматривать свою кампанию как серьёзную ошибку.
Длительная борьба с Арнимом и непримиримое сопротивление центристской партии Виндтхорста не могли не отразиться на здоровье и нраве канцлера.

Укрепление мира в Европе


Вводная цитата к экспозиции Баварского военного музея. Ингольштадт
Мы не нуждаемся в войне, мы принадлежим к тому, что старый князь Меттерних имел в виду, а именно к полностью удовлетворённому своим положением государству, которое при необходимости может себя защитить. И, кроме того, даже если это станет необходимым — не забывайте о наших мирных инициативах. И я заявляю об этом не только в Райхстаге, но особенно и всему миру, что в этом состояла политика кайзеровской Германии все прошедшие шестнадцать лет.
Вскоре после создания Второго Рейха Бисмарк убедился в том, что Германия не имеет возможности доминировать в Европе. Ему не удалось реализовать существующую не одну сотню лет идею объединения всех немцев в едином государстве. Этому помешала Австрия, стремившаяся к тому же, но лишь при условии главенствующей роли в этом государстве династии Габсбургов.
Опасаясь французского реванша в будущем, Бисмарк стремился к сближению с Россией. 13 марта 1871 года он подписал вместе с представителями России и других стран Лондонскую конвенцию, отменившую запрет России иметь военный флот в Чёрном море. В 1872 году Бисмарк с Горчаковым (с которым у Бисмарка были личные отношения, как у талантливого ученика со своим учителем), организовали в Берлине встречу трёх императоров — германского, австрийского и российского. Они пришли к соглашению совместно противостоять революционной опасности. После того у Бисмарка возник конфликт с послом Германии во Франции, Арнимом, который, как и Бисмарк, принадлежал к консервативному крылу, что отдалило канцлера от консервативных юнкеров. Итогом этого противостояния стал арест Арнима под предлогом неправильного обращения с документами.
Бисмарк, учитывая центральное положение Германии в Европе и связанную с этим реальную опасность быть вовлечённой в войну на два фронта, создал формулу, которой следовал в течение всего срока своего правления: «Сильная Германия стремится жить мирно и мирно развиваться». С этой целью она должна иметь сильную армию с тем, чтобы «не быть атакованной кем бы то ни было, кто вынет меч из ножен».
Летом 1875 года Босния и Герцеговина подняли восстание против турецкого владычества. Их поддержали Сербия и Черногория. Турки подавили начатое движение с чрезвычайной жестокостью. Но в 1877 г. Россия объявила войну Оттоманской Порте (Как тогда говорили «этого дряхлого человека Европы») и побудила Румынию поддержать её. Война закончилась победой и по условиям заключённого в Сан-Стефано в марте 1878 г. мира было создано крупное государство Болгария, вышедшее на побережье Эгейского моря.
В течение всего срока службы, Бисмарк испытывал «кошмар коалиций» (le cauchemar des coalitions), и, фигурально выражаясь, безуспешно пытался, жонглируя, держать пять шаров в воздухе[8].

Карикатура из журнала «Панч». Бисмарк манипулирует Россией, Австрией и Германией[10]
Теперь Бисмарк мог надеяться, что Англия будет сконцентрирована на проблеме Египта, возникшей после того, как Франция скупила акции Суэцкого канала, а Россия стала вовлечена в решение черноморских проблем, и потому опасность создания анти-германской коалиции значительно уменьшилась. Более того, соперничество между Австрией и Россией на Балканах означало, что Россия нуждается в поддержке со стороны Германии. Таким образом создавалась ситуация, когда все значительные силы Европы, за исключением Франции, не смогут создавать опасные коалиции, будучи вовлечены во взаимное соперничество[8].
Одновременно это создавало для России необходимость избежать обострения международной обстановки и она была вынуждена пойти на потерю некоторых преимуществ своей победы на Лондонских переговорах, которые нашли своё выражение на открывшемся 13 июня в Берлине конгрессе. Берлинский конгресс был создан для рассмотрения итогов русско-турецкой войны, на котором председательствовал Бисмарк. Конгресс получился на удивление эффективным, хотя Бисмарку для этого пришлось постоянно лавировать между представителями всех великих держав. 13 июля 1878 года Бисмарк подписал Берлинский трактат с представителями великих держав, установивший новые границы в Европе. Тогда многие из перешедших к России территорий были возвращены Турции, Босния и Герцеговина были переданы Австрии, преисполненный благодарности турецкий султан отдал Британии Кипр.
В прессе России после этого началась острая кампания пан-славистов против Германии. Снова возник кошмар коалиции. Находясь на грани паники, Бисмарк предложил Австрии заключить таможенное соглашение, а когда та отказалась, даже договор о взаимном ненападении. Император Вильгельм I был испуган прекращением прежней про-русской ориентации немецкой внешней политики и предупредил Бисмарка о том, что дело идёт к заключению союза между царской Россией и ставшей снова республикой Францией. При этом он указывал на ненадёжность Австрии как союзника, которая никак не могла разобраться со своими внутренними проблемами, а также на неопределённость позиции Британии.

Феликс Валлотон. Портрет Бисмарка, 1895
Бисмарк пытался оправдать свою линию, указывая, что его инициативы предприняты и в интересах России. 7 октября 1879 г. он заключил с Австрией «Обоюдный Договор» (Dual Alliance), что толкнуло Россию на союз с Францией. Это было фатальной ошибкой Бисмарка, разрушившей близкие отношения России и Германии, установившиеся со времён Освободительной войны в Германии. Между Россией и Германией началась жёсткая тарифная борьба. С этого времени Генеральные штабы обеих стран стали разрабатывать планы превентивной войны друг против друга.

Бисмарк на посту канцлера Германии, 1871 год
Согласно этому договору Австрия и Германия должны были совместно отражать нападение России. Если же Германия подвергнется нападению Франции, Австрия обязалась соблюдать нейтралитет. Для Бисмарка быстро стало ясно, что этот оборонительный союз немедленно превратился в наступательные действия, особенно если Австрия окажется на грани поражения[8].
В 1879 году ухудшились франко-немецкие отношения и Россия в ультимативной форме потребовала от Германии не начинать новую войну. Это свидетельствовало о потере взаимопонимания с Россией. Бисмарк оказался в очень тяжёлой международной ситуации, грозившей изоляцией. Он даже подал в отставку, но кайзер отказался принять её и отправил канцлера в бессрочный отпуск, продлившийся пять месяцев.
Был срочно заключён 18 июля 1881 г.договор, представляющий собой возрождение «Союза трёх императоров» — России, Германии и Австро-Венгрии. В соответствии с ним участники обязались соблюдать нейтралитет, если даже один из них начнёт войну с любой четвёртой державой. Таким образом Бисмарк обеспечил себе нейтралитет России на случай войны с Францией. Со стороны России это было следствием серьёзного политического кризиса, вызванного необходимостью прекратить начавшуюся неограниченную охоту за представителями государственной власти, которая нашла поддержку со стороны многих представителей буржуазии и интеллигенции.
В 1885 году началась война между Сербией и Болгарией, чьими союзниками были соответственно Россия и Австрия, Франция стала поставлять оружие России и Германия оказалась перед угрозой войны на два фронта, что, если бы это произошло, было равносильно поражению. Пришли вести о том, что Генеральные штабы России и Франции начали разрабатывать планы войны с Германией. Началась тарифная война, связанная с поставками пшеницы и ржи в Германию. Российские активы были переведены из Берлина в Париж.
Однако Бисмарку всё же удалось 18 июня 1887 г. подтвердить договор с Россией, по которому последняя обязалась сохранять нейтралитет в случае франко-германской войны. Но о взаимоотношениях в случае австро-российского конфликта ничего не было сказано. Однако Бисмарк продемонстрировал понимание претензий России на Босфор и Дарданеллы в надежде, что это приведёт к конфликту с Британией. Сторонники Бисмарка рассматривали этот шаг как новое доказательство дипломатического гения Бисмарка. Однако будущее показало, что это стало лишь временной мерой при попытке избежать надвигающийся международный кризис.
Бисмарк исходил из своей уверенности, что стабильность в Европе может быть достигнута лишь в том случае, если к «Обоюдному договору» присоединится Англия. В 1889 году он обратился к лорду Солсбери с предложением заключить военный союз, но лорд категорически отказался. Хотя Британия и была заинтересована в урегулировании колониальной проблемы с Германией, но она не хотела связывать себя никакими обязательствами в центральной Европе, где были расположены потенциально враждебные государства Франция и Россия. Надежды Бисмарка на то, что противоречия между Англией и Россией будут способствовать сближению её со странами «Обоюдного договора» не подтвердились[8].

Опасность слева


«Пока штормит — я у руля»

К 60-летию канцлера
Помимо внешней опасности всё сильнее становилась опасность внутренняя, а именно социалистическое движение в индустриальных регионах. Для борьбы с ним Бисмарк попытался принять новое репрессивное законодательство. Бисмарк всё чаще говорил о «красной угрозе», особенно после покушения на императора.
События 1874 года в истории Германии рассматриваются некоторыми как «Второе рождение Второго Райха»[8] В этом году на Бисмарка было совершено покушение в Бад-Киссингене. После этого Бисмарк пытался провести через Рейхстаг постановление, дающее право контроля над всеми клубами и ассоциациями, но его отвергли центристы и либеральные прогрессисты, заменив некоторыми изменениями, внесёнными в статьи уголовного кодекса, касающиеся этих объединений. Ласкер, этот блестящий оппонент Бисмарка, пытался провести свой проект, но и он был отклонён. После этого Бисмарк публично обратился к общественному мнению, нарисовав мрачную картину намерения либералов и социалистов разрушить государство, что на этот раз получило поддержку в Рейхстаге. На выборах 1877 года Ласкер и его либералы потеряли большинство в парламенте, который заметно качнулся вправо.
11 мая 1878 года некий плотник попытался совершить нападение на императора во время его следования по Унтер-ден-Линден. Не имея никаких серьёзных доказательств, Бисмарк объявил его членом социал-демократической партии, созданной марксистами, лассальянцами и прочими идеалистами на их учредительной конференции в Готе в 1875 году. На этом основании он потребовал принятия жёсткого закона против социалистов всех мастей. Но член Национально-либеральной партии Бенигсен в Бундесрате от лица праволиберальной фракции заявил, что предложение Бисмарка — это «объявление войны рейхстагу», и предложение не прошло.
В июне 1878 года снова была совершена попытка покушения на императора. Бисмарк попытался использовать это как повод для роспуска депутатов, принятия законов против социалистов и получения парламентского большинства для проведения своих тарифных реформ. Но депутация от Бадена высказалась против роспуска парламента. Тогда Бисмарк заявил, что он нуждается в «единодушной поддержке» и стал угрожать подачей в отставку, либо совершением государственного переворота. Бундесрат уступил, и выборы 30 июля 1878 года привели к тому, что уверенное большинство в германском парламенте получили консерваторы и центристы за счёт либералов и социалистов, которые, впрочем, получили на два мандата больше, чем ранее. Это позволило Бисмарку провести через Рейхстаг законопроект, направленный против социалистов. Социал-демократическая партия была запрещена, равно как и её митинги, социалисты были лишены лицензии на свои публикации. Но депутаты-социалисты по-прежнему могли избираться в Рейхстаг и беспрепятственно произносить в нём свои тирады против государственной системы, а свои съезды собирать в Швейцарии и оттуда переправлять публикации в Германию.
Ещё одним из итогов нового расклада сил в Рейхстаге стала возможность провести протекционистские экономические реформы, чтобы преодолеть экономический кризис, начавшийся в 1873 году. Этими реформами канцлеру удалось сильно дезориентировать национал-либералов и привлечь на свою сторону центристов, что несколькими годами ранее просто невозможно было себе представить. Таким образом, в 1878 году стало ясно, что период проведения Бисмарком политики «Культуркампфа» остался позади. Более того, около того времени решающую роль в Рейхстаге закрепили за собой лоббистские группировки, представлявшие интересы производителей зерна и стали. Век парламентской демократии в Германии закончился.
Опасаясь сближения Франции и России, Бисмарк в 1881 году возобновил Союз трёх императоров, но отношения между Германией и Россией продолжали оставаться натянутыми, что усугублялось усилением контактов между Санкт-Петербургом и Парижем. Опасаясь выступления России и Франции против Германии, как противовес франко-русскому союзу, в 1882 году был подписан договор о создании Тройственного союза (Германии, Австрии и Италии).
Выборы 1881 года фактически стали для Бисмарка поражением: консервативные партии и либералы Бисмарка уступили партии «Центра», прогрессивным либералам и социалистам. Ситуация стала ещё серьёзнее, когда оппозиционные партии объединились для того, чтобы урезать расходы на содержание армии. В очередной раз возникла опасность, что Бисмарк не удержится в кресле канцлера. Постоянная работа и волнения подорвали здоровье Бисмарка — он растолстел и заболел бессонницей. Здоровье ему помог вернуть доктор Швеннигер, который посадил канцлера на диету и запретил пить крепкие вина. Результат не заставил себя ждать — очень скоро к канцлеру вернулась былая работоспособность и он взялся за дела с новой силой.
Вначале Германия отставала от Англии и Франции в отношении регулирования взаимоотношений между работодателями и работниками. Но Бисмарк замыслил свои пенсионные реформы, как средство для превращения рабочего класса в класс лояльных государству и консервативно настроенных, то есть дорожащих своим положением, рентнеров. По мнению Бисмарка, такой государственный капитализм был бы лучшим лекарством от социал-демократии. Он начал с направления в Рейхстаг проекта страхования здоровья работающих (1883), который предполагал выплату пособия по болезни начиная с её третьего дня максимум на 13 недель. После трёх лет дебатов, в 1884 году было введено страхование от несчастного случая. Компенсация составляла 2/3 от средней зарплаты и начиналась с 14 недели болезни; ответственность за выплату этой компенсации возлагалась на ассоциации предпринимателей, основанные на кооперативных началах (нем. Berufgenossenschaften). Наконец, в 1889 году Рейхстагом был принят закон о пенсионном обеспечении в связи с возрастом или утратой работоспособности. Однако суммы, выплачиваемые на основании этого закона, долгое время оставались крайне невеликими, составляя к 1914 году в среднем 152 марки в год, в то время как средняя годовая зарплата равнялась к тому же году 1083 маркам.
Эти меры по разным причинам не устраивали как работников, так и работодателей. Более того, они и в принципе не могли приостановить рост социал-демократического движения, поскольку целью последнего являлось развитие социального контроля, а не социальная компенсация. Тем не менее, разработанные Бисмарком меры трудового страхования намного превосходили те, что были приняты в других промышленно-развитых странах, и стали базой для дальнейших социальных реформ[8].

Колониальная политика

В 1881 году Бисмарк заявил, что «до тех пор, пока он — канцлер, в Германии не будет никакой колониальной политики». Однако, независимо от его воли, в период 1884—1885 были созданы немецкие колонии в Юго-Западной и Восточной Африке, в Того и Камеруне, Новой Гвинее, на архипелаге Бисмарка, Соломоновых и Маршалловых островах. Немецкий колониализм сблизил Германию с её вечной соперницей Францией (что обеспечило достаточно стабильные отношения между странами на протяжении 1880-1890-х гг.), но создал напряжение в отношениях с Англией.
Во времена Бисмарка в колонии направлялось лишь 0,1 % экспорта, хотя импорт из колоний в Германию составлял такую же долю. Бисмарк считал, что содержание колоний весьма дорого обходится как в экономическом плане, так и в политическом, поскольку колонии всегда являются источником неожиданных и тяжёлых осложнений. Колонии отвлекают ресурсы и силы от решения насущных внутренних проблем.
С другой стороны, колонии были возможными рынками сбыта и источниками сырья для развивающейся быстрыми темпами промышленности. А также позволяли выйти на рынки в Африке, Южной Америке и Океании.
В определённые моменты он демонстрировал приверженность к колониальному вопросу, но это было политическим ходом, например, во время выборной кампании 1884 года, когда его обвиняли в отсутствии патриотизма. Кроме того, это делалось для того, чтобы уменьшить шансы принца-наследника Фридриха с его левыми взглядами и далеко идущей проанглийской ориентацией. К тому же он понимал, что ключевой проблемой для безопасности страны являются нормальные отношения с Англией. В 1890 году он обменял у Англии Занзибар на остров Гельголанд, ставший намного позже форпостом немецкого флота в мировом океане[8].
Отто фон Бисмарку удалось втянуть в колониальные дела своего сына Герберта, который занимался урегулированием вопросов с Англией. Но проблем с сыном тоже хватало — он унаследовал от отца только дурные черты и пьянствовал.
В марте 1887 года Бисмарку удалось сформировать устойчивое консервативное большинство в рейхстаге, которое получило прозвище «Картель». На волне шовинистической истерии и угрозы войны с Францией, избиратели решили сплотиться вокруг канцлера. Это дало ему возможность провести через рейхстаг закон о семилетнем сроке службы.
В области внешней политики Бисмарк тогда совершает одну из своих крупнейших ошибок. Поддерживая антирусскую политику Австро-Венгрии на Балканах он самоуверенно поверил в невозможность франко-русского союза («Царь и „Марсельеза“ несовместимы»). Тем не менее он решил заключить с Россией секретный т. н. «договор перестраховки», однако только до 1890.

Отставка
В начале 1888 скончался император Вильгельм I, что не предвещало ничего хорошего канцлеру. Новым императором стал смертельно больной раком горла Фридрих III, который к тому времени находился в ужасном физическом и душевном состоянии. Через несколько месяцев он скончался.

Последние годы жизни

15 июня 1888 года трон империи занял молодой Вильгельм II, который не желал находиться в тени влиятельного канцлера. Стареющий Бисмарк подал в отставку, которая была утверждена кайзером 20 марта 1890. 75-летний Бисмарк получил почетный титул герцога и звание генерал-полковника кавалерии. Однако совсем от дел он не отошёл. «Вы не можете от меня требовать, чтобы после сорока лет, посвященных политике, я вдруг вообще ничего не буду делать»[11]. Его избрали депутатом рейхстага, вся Германия отпраздновала его 80-летие, и он принял участие в коронации Всероссийского Императора Николая II.
После отставки Бисмарк решил изложить свои воспоминания и издать мемуары. Первые два тома были напечатаны 1898 г. и имели большой успех. Третий том увидел свет в 1921 г.[12]
Бисмарк пытался не только повлиять на формирование своего образа в глазах потомков, но и продолжал вмешиваться в современную ему политику, в частности, предпринимал активные кампании в прессе. Нападкам Бисмарка чаще всего подвергался его преемник — Каприви. Косвенно он подвергал критике и императора, которому не мог простить свою отставку. Летом 1891 г. Бисмарк принял участие в выборах в Рейхстаг, однако, он никогда не принимал участия в работе своего 19-го избирательного округа в Ганновере, ни разу не воспользовался своим мандатом, и 1893 г. сложил свои полномочия[13]
Кампания в прессе была успешной. Общественное мнение склонилось в пользу Бисмарка, особенно после того, как Вильгельм II стал открыто его атаковать. Авторитет нового рейхсканцлера Каприви особенно сильно пострадал тогда, когда он попытался помешать встрече Бисмарка с австрийским императором Францем Иосифом. Путешествие в Вену превратилось в триумф Бисмарка, который заявил, что не имеет никаких обязанностей перед немецкими властями: «все мосты сожжены»[14]
Вильгельм II был вынужден пойти на примирение. Несколько встреч с Бисмарком в 1894 г. прошли хорошо, но не привели к настоящей разрядке в отношениях. То, как непопулярен был Бисмарк в Рейхстаге, показали ожесточенные бои вокруг утверждения поздравлений по случаю его 80-летия. Из-за обнародования в 1896 г. сверхсекретного договора перестраховки он привлек к себе внимание немецкой и иностранной прессы[15].
Смерть жены в 1894 г. стала сильным ударом для Бисмарка. В 1898 г. здоровье экс-канцлера резко ухудшилось, и 30 июля он скончался во Фридрихсру на 84-м году жизни[15]https://ru.wikipedia.org/wiki/%C1%E8%F1%EC%E0%F0%EA,_%CE%F2%F2%EE_%F4%EE%EDОн усердно изучал русский язык, но держал это в тайне. Однажды император Александр II в присутствии Бисмарка вел по-русски беседу с дипломатом князем Горчаковым и вдруг заметил настороженный блеск в глазах прусского посла. «Разве Вы меня поняли?», — резко спросил император. Бисмарку пришлось сознаться, что он хорошо понимает русский язык, но испытывает пока трудности в произношении. Особенно ему не давался звук «ы». «От топота копит пиль по полю летит», — произнес он упражнение и рассмеялся. Кроме того, он никак не мог постигнуть значение слова "ничего".

Проникнуть в тайну русского «ничего» помог ему один случай. Однажды Бисмарк нанял ямщика, но усомнился, что его лошади могут ехать достаточно быстро. «Ничего-о!» – отвечал ямщик и понесся по неровной дороге так бойко, что Бисмарк забеспокоился: «Да ты меня не вывалишь?» «Ничего!» – отвечал ямщик. Тут сани опрокинулись, и Бисмарк полетел в снег, до крови разбив себе лицо. В ярости он замахнулся на ямщика стальной тростью, а тот загреб ручищами пригоршню снега, чтобы обтереть окровавленное лицо Бисмарка, и всё приговаривал: «Ничего... ничего-о!» Впоследствии Бисмарк заказал кольцо из этой трости с надписью латинскими буквами: «Ничего!» И признавался, что в трудные минуты он испытывал облегчение, говоря себе по-русски: «Ничего!» Когда «железного канцлера» упрекали за слишком мягкое отношение к России, он отвечал: «В Германии только я один говорю «ничего!», а в России – весь народ».

Бисмарк брал уроки русского у студента Алексеева. Под его руководством посол успешно переводил «Дворянское гнездо» Тургенева, выпуски герценовского «Колокола». Студенту было интересно, что немец думает о России, и тот ответил: «Россия будет иметь великое будущее, а народ ее велик сам по себе. Вы, русские, очень медленно запрягаете, но зато удивительно быстро ездите!»

Бисмарк посетил Москву и написал жене, что здесь он сильно обрусел. Он оценил красоту города, утопающего в зеленом море садов и огородов. «Если бы не дороговизна дров и не безумные чаевые лакеям, я желал бы оставаться в России послом короля до последних дней жизни», — писал он в письмах на родину.

Но судьба уготовила Бисмарку роль рейхсканцлера родившейся Германской империи. В этой роли ему приходилось быть как союзником, так и противником России. На склоне своих дней, предчувствуя будущую мировую войну, он предостерегал: «Германия непобедима лишь до тех пор, пока она не трогает русского медведя в его берлоге» и добавлял: «Я поверну назад по первому окрику из Петербурга». Правда, его преемники в 1914 году поступили иначе. Бисмарк предвидел это: «Война между Германией и Россией — величайшая глупость. Именно поэтому она обязательно случится».http://sergeytsvetkov.livejournal.com/277648.html